Введение двухставочного тарифа в теплоснабжении – социальная задача государства (2013)

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

В снижении расходов на энергоресурсы, оптимизации режимов потребления тепла заинтересованы, пожалуй, все – и государственные, и частные организации. Особенно в этом заинтересовано население. Достаточно любому жителю многоквартирного дома заглянуть в свою квитанцию на оплату коммунальных ресурсов, чтобы убедиться, что самый дорогой ресурс в ней – тепло. В условиях постоянного роста тарифа на тепло энергосбережение и повышение энергоэффективности зданий – едва ли не единственное средство, позволяющее снизить долю энергетических издержек и размер оплаты услуг теплоснабжения для населения и социальных объектов бюджетной сферы. 

Однако до сих пор экономить и сберегать гражданам не получается - этому мешает сложившаяся система тарифного регулирования, которая никак не может перейти от установления одноставочного тарифа на тепловую энергию к двухставочному.

Дело в том, что в России до сих пор применяется одноставочный тариф на теплоснабжение, который ставит в прямую зависимость доход теплоснабжающей организации от объема ее продаж. Получается, что теплоснабжающей организации при таком тарифе невыгодно заниматься энергосбережением, ей выгодно как можно больше продавать производимые ею гигакалории по тарифу, установленному регулирующим органом, чтобы окупить свои затраты и получить прибыль. 

Потребитель, наоборот, заинтересован в уменьшении платежа. При одноставочном тарифе то, что выгодно теплоснабжающей организации, и ведет к увеличению ее прибыли, невыгодно для потребителя, т.к. приводит к увеличению его затрат. И наоборот, если потребитель начинает заниматься энергосбережением, то его экономия образуется за счет недоплаты теплоснабжающей организации. В этих отношениях – противоречие интересов сторон, которое мешает развитию всего процесса энергосбережения.  

Компромиссом может быть применение двухставочных тарифов за услуги теплоснабжения. Они выгодны и для теплоснабжающей организации, и для потребителей. Двухставочный тариф состоит из постоянной составляющей в виде абонентской платы потребителя в течение всего года и переменной части тарифа, зависящей от количества реально потребленных коммунальных ресурсов. Постоянная часть тарифа (плата за мощность) содержит затраты теплоснабжающей организации на содержание собственного хозяйства и ее нормируемый доход. Переменная часть состоит из затрат на топливо, закупаемого для производства тепла и другой, ненормируемой части дохода; размер его зависит от реального объема продаж тепла в отопительный период. Счета за переменную часть выставляются по фактическому потреблению, а размер фактического потребления подлежит «обязательному учету с применением приборов учета», как того требует часть 1 статьи 13 Федерального закона № 261-ФЗ «Об энергосбережении».   

Постоянная часть двухставочного тарифа гарантирует теплоснабжающей организации финансовую стабильность, и обеспечивает ее рентабельность. Переменная часть дает дополнительную доходность, зависящую от объема продаж: чем меньше затраты на производство большего количества тепла, тем больше доходность теплоснабжающей организации. В этом случае теплоснабжающей организации выгодно, чтобы потребители стали экономить тепло и потреблять его меньше, в том числе и потому, что высвободившиеся мощности позволят теплоснабжающей организации подключить большее число потребителей при тех же затратах на топливо, а также  закупать меньше топлива.

О необходимости перехода на двухставочный тариф, выгодах его применения говорят уже больше десяти лет. Полный перечень его положительных достоинств достаточно велик и перевешивает некоторые неудобства, связанные с его внедрением и применением. Возможность его установления регулирующими органами имеется уже около пяти лет, но до сих пор они не воспользовались этой возможностью. Даже с принятием упомянутого закона об энергосбережении согласование необходимых нормативных актов и методик в этом вопросе никак не ускорилось. Два года томились на согласительных совещаниях федеральных министерств ключевые документы – «О ценообразовании в сфере теплоснабжения», «Правила регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения». 

В принципе, все эти документы, вместе с прилагаемыми методиками можно было бы выпустить и подписать в правительстве за неделю, - все уже давно было разработано и готово к утверждению, а все мыслимые сроки, установленные, федеральными законами давно были нарушены, но видно это кому-то это было невыгодно. Основную оппозицию принятию документов способствующих введению двухставочного тарифа, составляли федеральные и региональные органы, регулирующие тарифы на тепло.  

Поскольку тепло такой ресурс, на который только государство может устанавливать тариф, то регулятор для теплоснабжающих организаций - ключевой объект. Ежегодно за тарифом к нему ходят руководители всех теплоснабжающих организаций, и ежегодно теплоснабжающим организациям приходится «решать вопросы» с регулятором по поводу его величины.  Решают кто как может: кто-то плачет, показывая рубища, кто-то скачет. Чиновник-регулятор всегда строгий, но справедливый: каждого он изучит, каждого оценит. И в бумаги его заглянет, что, там, он просит? Но на самом деле они ему особо не нужны, он давно уже знает, кто и сколько стоит: весь этот многотонный бумажный оборот, проходящий каждый год через кабинеты чиновников, не более чем бюрократическая процедура. 

Кому-то из этих руководителей есть смысл торговаться, а кому-то нет. В результате каждый получает свой одноставочный тариф, скажем, 1200 руб./Гкал. Это значит, что чем больше теплоснабжающая организация продаст таких гигакалорий в город по цене 1200 рублей за штуку, а затем умудрится собрать за них деньги, тем больше она заработает. Логика этого процесса проста до примитивности. Тариф в нем – драгоценный ресурс, распоряжаться им - мечта любого чиновника. Станет он торопиться с введением двухставочного тарифа, который можно утверждать не ежегодно, а на длительный период, скажем, на пять или на десять лет?  

В результате теплоснабжающая организация выдает в отопительный период на город столько тепла, сколько может, и выдает так, чтобы в самом ветхом доме, на самом дальнем участке сети было жарко. Сколько по пути теряется из-за перетопов возникших из-за этого в других, не ветхих домах, а также из-за потерь в изношенных сетях – никому не известно. Но властям нравится, если народ не замерзает, да и люди тоже особо не страдают – открывают форточку или балкон. Только оплачивать излишки потребления хотят далеко не все.  

Организованный приборный учет тепла, данным которого стороны расчетов могли бы доверять, в городах практически отсутствует – нет единого оператора учета, который мог бы гарантировать сторонам справедливость расчетов. Потребители в многоквартирных домах если им  выгодно, то платят по прибору учета, если нет, то платят по нормативу. Поэтому во многих домах приборы хоть и стоят, но не работают - платить по ним населению невыгодно, оно и не платит. Ставятся приборы бессистемно, т.к. отсутствует единый оператор, который бы не только гарантировал сторонам достоверность их данных, но и мог бы обеспечивать финансовую дисциплину расчетов по их показаниям. Поэтому до сих пор главный документ при проведении расчетов -  акты сверки платежей, а не показания приборов учета.  

До настоящего времени не утверждены «Правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя», которые должны установить требования к приборам учета и к самому учету. Уже в самом названии этого документа содержится ошибка: учет не может быть коммерческим, это чисто техническая и метрологическая задача. Достигается она методами, установленными в законодательстве о техническом регулировании и законодательстве об обеспечении единства измерений. Никакой коммерции в ней быть не должно. Коммерческими могут быть только расчеты, и этот документ логичнее было бы назвать «правилами коммерческих расчетов». Тогда было бы более понятно, какие требования к приборам учета надо ими утверждать и, главное, правила должны дать сторонам расчетов понимание того, как собранные с приборов учета данные должны попадать в квитанции на оплату коммунальных услуг.  

Как уже было сказано выше, теплоснабжающие организации в условиях применения одноставочного тарифа мало заинтересованы в учете, но зато они очень заинтересованы в расчетах. Многие из них приборы учета намерены ставить только затем, чтобы подтверждать свои собственные расчеты при выставлении потребителю счетов на оплату. Население вместе с прибором учета, установленным исключительно для расчетов, получит тот же рост платежа, что и раньше, только на этот раз подтвержденный прибором учета, - трудно оспариваемый в суде аргумент, в случае несвоевременной оплаты. 

Таким образом, вместо сокращения затрат на основе энергосбережения населению придется сполна оплачивать все непроизводительные потери теплоснабжающей организации, в руках которой будут и учет, и расчеты, и которая в условиях доминирования одноставочного тарифа будет стремиться продать как можно больше тепла, чтобы заработать себе больше денег. Экономика этого процесса играет против энергосбережения. Но вес регулирующих органов при этом только усилится, поскольку у них в руках, помимо тарифа, есть теперь и установление нормативов потребления. Так что если тариф и не будет расти, то могут вырасти нормативы потребления. Такие полномочия делают регулирующие органы почти богами теплоснабжения. Каждая сотая доля процента в тарифе, устанавливаемом регулятором, каждая цифра в нормативе потребления отныне действительно являются золотыми, для тех, кто умеет «решать вопросы». 

Каким путем будет развиваться энергосбережение и повышение энергетической эффективности в теплоснабжении населения, покажет будущее. Все зависит от позиции правительства, от того насколько оно склонится в сторону социальной составляющей и сможет быстро принять нужные документы и создать условия, позволяющие сберегать и экономить. Иные пути выгодны отдельным коммерческим игрокам на этом рынке и не смогут быть реализованы в полной мере.

Опубликовано в журнале «Бизнес обозрение»

Прочитано 1899 раз Последнее изменение Понедельник, 14 августа 2017 16:21